Оренбургские истории

Из воспоминаний и личного архива Татьяны Юлаевой
18 августа 1931 года 62-летнего священника Ивана Юлаева арестовали и препроводили в «гостеприимные» камеры Сорочинского РУМа. Так, в один день, с легких слов «доброжелателя», отец Иван превратился из священнослужителя во «врага народа» и перспектива впереди маячила такая, что спаси Господи.
Без суда и доказательства.Кстати, анонимный донос, записанный со слов соседа-ябедника, сохранился в архиве Управления ФСБ по Оренбургской области: «Юлаев во время богослужения распространял слухи о том, что 13-го числа (после пасхи) будет огненный дождь, предрекая конец света. А в 1930 году вел агитацию против коллективизации, грозя вечными мучения души тем, кто вступит в колхоз».

Отец Иван и его супруга Клавдия

В материалах дела есть и цитата, якобы сказанная отцом Иваном Юлаевым: «Разве вы не видите, куда ведут вас коммунисты? Ведь им нужно только, чтобы пожить самим хорошо, а на вас – поездить. Отобрали у нас весь хлеб, все имущество, все проели и теперь вот забирают последних коров. Что вы будете делать голыми руками?»

Вину свою Юлаев не признал и на допросе 21 августа отрицал все, что ему вменяли следователи. «Никакой агитации против Советской власти и колхоза я не вел. А также не собирал никаких собраний. Только 12-го августа вечером зашел к Андрею Степанову, у которого находились человек около восьми. Там же был Илья Максимов. Но что они говорили, я не знаю, так как пришел поздно».

28 августа 1931 года Юлаеву было предъявлено обвинение в антисоветской деятельности.

14 сентября материалы дела вместе с обвинительным заключением передали для «внесудебного разбирательства» в Тройку ПП ОГПЧ СВК, с припиской: «Вещественных доказательств по делу не имеется». А 4 октября Юлаеву вынесли приговор: «По обвинению Юлаева Ивана Ивановича, попа, лишенца, в преступлении, предусмотренном ст. ст. 58-10 УК. Выслать на три года в Севкрай».

Сын Константин со своей семьей
Фото из личного архива Юлаевых

Два сына Ивана Юлаева, Александр и Михаил, вынуждены были уйти из духовной семинарии, где в то время обучались. Сельсовет направил их в Уральск на учительские курсы. О том, чем занимается третий сын, Константин, Юлаев на допросах отвечал, что не знает. Мол, покинул сын отчий дом еще в 1918 году и куда отправился – неизвестно. «По слухам, он служил в Красной армии в Оренбурге, окончил партшколу», – говорил батюшка следователям. Так ли это, или отец пытался уберечь сына от преследования, дав понять, что не знается с ним? Ответ на этот вопрос вряд ли можно найти. По словам батюшки и другой сын Иван тоже ушел от отца, вступив в колхоз, еще в 1929 году. Правда, его в 1931 году из колхоза исключили как «сына попа».

Домой Иван Юлаев больше не вернулся. Что с ним стало – никто не знает. 22 ноября 1989 года дело Юлаева было пересмотрено и опального священника реабилитировали.

Более 60-ти лет назад в Советском Союзе начался процесс реабилитации репрессированных. Дела осужденных без суда пересматривались страница за страницей. Но эта работа так и не была доведена до конца. Сегодня пересмотр дел в архиве УФСБ России по Оренбургской области ведется эпизодически, по запросам родственников.

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий.

Юлаевы. Дочь отца Ивана Инна с детьми
Фото из личного архива Юлаевых

В память о тех, кого перемололи жернова того «правосудия», в Зауральной роще Оренбурга, на месте бывшего спецобъекта УНКВД (МГБ СССР), установлен мемориал. Лишь он и несколько десятков могильных крестов напоминают о том, что здесь покоятся более 8 тысяч расстрелянных людей. Берег Урала стал братской могилой для них всех.

Гонения на монастыри и церкви начались еще вначале 20-х годов ХХ века, а в 30-х – тех, кто не пожелал отречься от Бога, определили во «враги народа» и кого-то расстреляли, а кого-то отправили в ссылку. А монастыри и церкви порой разрушались до основания. До сих пор судьба многих репрессированных не известна. И найти информацию хотя бы о том, кто из них и где похоронен, почти невозможно.

– В Оренбурге было 40 церквей. От некоторых из них даже фундамент нельзя обнаружить. А вы хотите могилу одного человека найти. Тем более что это специально пряталось, тщательно скрывалось. Если расстреливали – естественно, заметали следы, – сказал однажды иеромонах Пантелеимон.

Вот и родственники Ивана Юлаева, сосланного в октябре 1931 года в Северный край, по сей день не могут найти ни его могилу, ни какие-либо сведения о его судьбе.

Мемориал в Зауральной роще в память жертв репрессий
Автор Наталья Русинова
Фото автора





Комментарии:

Оставить свой комментарий

Поиск по блогу
Последние комментарии
Архивы
© 2018   Oreninga   //  Вверх   //